Павильон

Когда Бенни показывал, что нужно делать, Эдди понял, что мог прекрасно обойтись и без инструктора. Он увидел, что нужно сделать, как только пальцы подростка откинули стремя, открыв тягу. Понял не на подсознательном уровне, не потому, что его осенило. Все получилось как-то очень естественно, словно он с детства менял длину стремени. И случилось такое с ним, после "извлечения" в Срединный мир, уже второй раз. Ранее с той же естественностью он разобрал револьвер Роланда.

- Нужна помощь, сладенький? - спросила Сюзанна.

- Подбери меня, если я свалюсь с той стороны, - пробурчал Эдди, но, разумеется, не свалился. Лошадь лишь чуть покачнулась, когда он, вставив ногу в стремя Павильон, уселся в простое черное ковбойское седло.

Нутро Энди защелкало. Синие глаза блеснули.

- Сопли - выделения из носа. Замша - вид, кожи, который характе...

- Не бери в голову, Энди, - оборвала его Сюзанна. - Мой друг просто дурачится. Такое с ним случается часто.

- О, да, - легко согласился Энди. - Он - сын зимы. Хочешь услышать свой гороскоп, Сюзанна-сэй? Мы встретишь симпатичного мужчину! Тебе в голову придут две идеи, одна хорошая, вторая плохая! У тебя будет темноволосый...

- Где ты слышал Рисовую песню? - спросил старший. - Когда?

- У себя дома, - ответил Роланд. - Давным давно. Кам - кам-каммала, рис, рис я сажала, - он указал на запад Павильон, в сторону от реки. - А там самая большая ферма, где выращивается, в основном, пшеница. Твоя, сэй Оуверхолсер?

- Именно так, я говорю, спасибо тебе.

- А дальше, к югу, еще фермы... за ними ранчо. Одно с крупным рогатым скотом... овечье... опять с крупным рогатым скотом... такое же... овечье...

- Как ты это можешь определить с такого расстояния? - спросила Сюзанна.

- Овцы выщипывают практически всю траву, леди-сэй, - ответил ей Оуверхолсер. - Поэтому, коричневые полоски земли говорят о том, что там паслись овцы. А на других, серовато-зеленых, лошади, коровы, бычки.

Он повернулся к Слайтману-старшему.

- А где весь народ, Бен?

- Там, - Слайтман указал на мерцание факелов.

- А Павильон почему они такие тихие? - спросил Джейк.

- Они не знают, чего им ждать, - ответил Каллагэн. - Мы отрезаны от всего мира. Случайный торговец, путник, картежник или игрок в кости, вот и все незнакомцы, которых мы время от времени видим... ну, еще летом к нам заглядывают речные ярмарки.

- Что такое речная ярмарка? - спросила Сюзанна.

Эдди вдруг понял, что на него накатывают запахи толпы: пота, волос, обожженной солнцем кожи и, изредка, (тут он вспомнил речную ярмарку, про которую упоминал Каллагэн) субстанции, которые герои вестернов называли "вонючей водой".

Оуверхолсер и Каллагэн поднялись на платформу. Эдди встревожился, увидев, что Джеффордсы и Слайтманы Павильон остались внизу. Роланд без задержки поднялся по трем деревянным ступеням. Эдди последовал за ним, чувствуя, что у него подгибаются колени.

- Ты в порядке? - шепнула ему на ухо Сюзанна.

- Скорее да, чем нет.

Оуверхолсер остановился у деревянного стола, на котором, на специальной подставке, стояло большое, пушистое перо. То самое, что ласково называли перышком. Фермер взял его, поднял. Над толпой, и без того тихой, повисла столь глубокая тишина, что Эдди расслышал хрипы, с которыми воздух входил и выходил из легких какого-то старика или старушки.



- Опусти меня вниз, Эдди, - попросила Сюзанна.

Ему этого не хотелось, но он подчинился.

- Я - Роланд, сын Стивена. Из Павильон рода Эльда.

Толпа ахнула.

- Да будет теплой наша встреча, - он отступил назад, глянув на Эдди.

С этим он мог справиться.

- Эдди Дин из Нью-Йорка. Сын Уэнделла, - начал он, подумав при этом: "Так, во всяком случае, всегда говорила мамаша". А потом, неожиданно для себя, добавил. - Из рода Эльда. Ка-тет Девятнадцати.

Отступил назад, а место у края платформы заняла Сюзанна.

- Я - Сюзанна Дин, жена Эдди, дочь Дэна, из рода Эльда, ка-тет Девятнадцати, и да будет теплой наша встреча, а у вас все будет хорошо, - и сделала реверанс, расправляя невидимые юбки.

Ей ответили смех и аплодисменты.

С этим Эдди Павильон топнул по доскам платформы, от мокасина той же громкости, что и от каблука, не добился, удара по крышке гроба не вышло, и поклонился. На какие-то мгновения над толпой повисла мертвая тишина. Потом Тиан Джеффордс захлопал.

Эдди пронзил взглядом Роланда. Тот смотрел на него с прежней невозмутимостью. Сюзанна дернула его за брючину. Эдди наклонился к ней.


documentatqebkb.html
documentatqeiuj.html
documentatqeqer.html
documentatqexoz.html
documentatqfezh.html
Документ Павильон