Богословско-политический трактат. 5 41 страница

555

не могут внушать нам меньшего опасения потому только, что они проистекают из них с необходимостью. Вообще, действуем ли мы по необходимости или свободно, мы во всяком случае руководствуемся в своих действиях надеждой или опасением. Поэтому он совершенно ложно утверждает, что я «не оставляю места никаким заповедям и предписаниям» или, как он пишет далее, что «нельзя говорить об ожидании наград или наказания, когда всё приписывается року и когда утверждается, что всё с неизбежной необходимостью проистекает из бога».

Не буду спрашивать о том, почему сказать, что все с необходимостью вытекает из природы бога, — то же или почти то же, что сказать: сама Богословско-политический трактат. 5 41 страница вселенная и есть бог. Но я хочу обратить Ваше внимание на то, что автор письма с не меньшей досадой добавляет вслед за тем, — а именно, будто я говорю, что «люди должны предаваться добродетельной жизни не ради заповедей и закона божия и не вследствие надежды на награду или из страха наказания, но...» и т.д. Этого-то как раз Вы нигде не найдете в моем трактате. Напротив, в главе IV я прямо высказал, что суть божественного закона (божественным образом запечатленного в нашей душе, как сказано в главе XII) и величайшая заповедь божия состоят в том, чтобы любить бога, как высшее Богословско-политический трактат. 5 41 страница благо, т.е. не из страха перед какими-нибудь карами (ибо любовь не может произойти из страха) и не ради любви к какой-нибудь другой вещи, которой мы желаем насладиться (ибо в этом случае мы любили бы не столько самого бога, сколько то, что составляет в данный момент предмет нашего желания). В той же главе я показал, что бог открыл тот же самый закон через пророков. И скажу ли я, что этот закон получил форму закона божия от самого бога, или же я его пойму так же, как и остальные предначертания (decreta Dei) бога, заключающие в себе вечную необходимость и Богословско-политический трактат. 5 41 страница вечную истину, он тем не менее останется божьим предначертанием и благодетельным предписанием. И буду ли я любить бога свободно или вследствие необходимости божественного предначертания, я во всяком случае буду любить его и достигну блаженства. Поэтому я уже и теперь имел бы достаточное основание утверждать, что человек этот принадлежит к числу тех, относительно которых я сказал в конце моего предисловия, что я предпочел бы, чтобы они совершенно пренебрегли моей книгой, чем, превратно

556

толкуя ее, как они обыкновенно всё толкуют, докучали и мешали другим, не вынося для самих себя никакой пользы.



Однако, хотя я считаю, что сказанного достаточно для того, чтобы показать то Богословско-политический трактат. 5 41 страница, что я хотел, я нахожу нелишним отметить здесь еще кое-что. А именно: автор совершенно напрасно полагает, будто я имел в виду учение тех теологов, которые проводят различие между речью пророка, поучающего и просто что-нибудь рассказывающего. Если он подразумевает под этим учением то, что я приписываю в главе XV некоему Р. Иегуде Альфахару 242, то спрашивается, каким же образом я мог бы считать, что его мнение согласно с моим, если я сам в этой главе опровергаю его, как ложное? Если же он думает о чем-либо ином, то признаюсь, я этого до сих пор не знаю Богословско-политический трактат. 5 41 страница, а стало быть, я никак не мог иметь этого в виду.

Далее, я также не вижу, почему автор утверждает, будто я думаю, что к моему мнению примкнут все те, кто не признает, что разум и философия являются истолкователями Писания. Ведь я опроверг как точку зрения этих людей, так и точку зрения Маймонида.

Было бы слишком долго подвергать разбору все те [аргументы, с помощью которых] автор показывает, что он выносил свое суждение обо мне [находясь] в не совсем спокойном состоянии духа. Поэтому перехожу прямо к его заключению, где он говорит, что у меня не остается ни единого аргумента для доказательства того, что Магомет Богословско-политический трактат. 5 41 страница не был истинным пророком. Это он пытается подтвердить моими же взглядами, тогда как из них с полной очевидностью следует, что Магомет был обманщиком, так как он совершенно отнимает у людей ту свободу, которую признает за ними всеобщая религия (religio catholica), открываемая [людям] через естественный свет 243 и свет пророческий, и которая [т.е. свобода], как я доказал, безусловно должна быть признана. Но, даже если бы этого и не было, неужели, спрашивается, я обязан доказывать, что тот или другой пророк был в действительности лжепророком? Сами пророки должны были доказывать, что они истинные пророки. Если же он возразит, что Богословско-политический трактат. 5 41 страница и Магомет учил божественному закону и дал известные доказательства своей пророческой миссии, как это делали другие пророки, то, конечно, не будет никакой причины отрицать, что он был истинный пророк.

557

Что же касается самих турок и остальных [нехристианских] народов, то я полагаю, что если они чтут бога культивированием справедливости и любовью к ближнему, то они имеют в себе дух Христов и получат спасение, каких бы убеждений они по невежеству ни придерживались относительно Магомета и оракулов.

Итак, Вы видите, друг мой, что этот муж весьма сильно отклонился от истины. Тем не менее я должен признать, что он проявляет несправедливость не по Богословско-политический трактат. 5 41 страница отношению ко мне, а главным образом по отношению к самому себе, когда он, не краснея, провозглашает, что «прикрытыми и прикрашенными аргументами я проповедую атеизм».

Впрочем, я надеюсь, что Вы не найдете во всем сказанном мною ничего такого, что показалось бы Вам слишком суровым по отношению к этому мужу. Однако, если бы Вы что-либо подобное встретили, то прошу Вас или вычеркнуть это, или исправить по собственному усмотрению. Я вовсе не намерен раздражать его, кто бы он ни был, и наживать себе врагов. А так как последнее часто происходит из такого рода споров, то я лишь с трудом заставил себя Богословско-политический трактат. 5 41 страница написать этот ответ, и я не смог бы заставить себя сделать это, если бы не обещал [Вам]. Засим желаю Вам быть здоровым и, поручая письмо это Вашей мудрости, остаюсь и т.д.

[Гаага, 1671 г.]

ПИСЬМО 44 244

Просвещеннейшему и благоразумнейшему

мужу Яриху Иеллесу

от Б. д. С.

Дорогой друг!

Посетивший меня недавно профессор NN 245 рассказал мне, между прочим, что он слышал, будто мой «Богословско-политический трактат» переведен на голландский язык, и что кто-то — кто именно, он не знает — собирается сдать его в печать 216. Ввиду этого убедительно прошу Вас разузнать об этом деле и, если будет возможно, воспрепятствовать этому изданию. Просьба эта не Богословско-политический трактат. 5 41 страница только моя, но и многих моих хороших знакомых, которым было

558

бы весьма неприятно видеть эту книгу запрещенной, что, без сомнения, произойдет, если она будет издана на голландском языке. Я твердо рассчитываю на то, что Вы окажете мне и [нашему] делу эту услугу.

Недавно один из друзей прислал мне книжку, о которой я уже раньше много слышал, под заглавием: «Политический человек» 247. Прочитав ее, я нашел, что это самая вредная книга, какую только могут придумать люди. По мнению автора, высшим благом являются деньги и почести. Сообразно с этим он строит свое учение и указывает путь, как этого достигнуть, а именно: отбрасывая внутренне всякую религию и Богословско-политический трактат. 5 41 страница принимая внешним образом ту, которая лучше всего может служить собственному преуспеянию, и, далее, не соблюдая никакой верности по отношению к кому бы то ни было, за исключением тех случаев, когда это выгодно. Что касается остального, то он весьма расхваливает притворство, нарушение обещаний, ложь, клятвопреступничество и многое другое в том же роде. Когда я это прочитал, у меня возникла мысль написать небольшую книжку, которая была бы косвенно направлена против этого автора и трактовала бы о высшем благе, далее, о беспокойном и жалком состоянии тех, кто жаждет денег и почестей, и, наконец, показывала бы ясными доводами и многими примерами Богословско-политический трактат. 5 41 страница, что ненасытная жадность к почестям и деньгам с необходимостью должна приводить к гибели и действительно погубила целые государства 248.

Насколько лучше и превосходнее были мысли Фалеса Милетского по сравнению с мнением названного писателя, видно уже из следующего рассуждения Фалеса. У друзей, говорил он, все является общим. Мудрецы суть друзья богов, а богам принадлежит все 249, следовательно, и мудрецам принадлежит все. Этот мудрейший муж сделал себя богатейшим из людей тем, что благородно презирал богатства, вместо того чтобы жадно гоняться за ними. Однако в другой раз он показал, что мудрецы не имеют богатств не в силу необходимости, но по свободному решению. А именно, когда друзья Богословско-политический трактат. 5 41 страница упрекали его за его бедность, он им ответил: «хотите, я покажу вам, что я тоже могу приобрести то, что я не считаю достойным моего труда, но к чему вы стремитесь с такой алчностью?». Получив утвердительный ответ, он заарендовал прессовальни по всей Греции. Будучи большим знатоком

559

движения звезд, он предвидел, что в этом году будет большой урожай олив, в которых в предшествующие годы был большой недостаток, а затем он сдал в субаренду по высокой цене те самые прессовальни, которые он заарендовал по дешевой цене, ибо теперь в них была большая нужда для выжимания масла из олив. Так он приобрел большое Богословско-политический трактат. 5 41 страница богатство, которое затем роздал с такою же щедростью, с каким искусством он его приобрел. Я кончаю, заверяя и т.д.

Гаага, 17 февраля 1671 г.

ПИСЬМО 45 250

Знаменитому и славнейшему мужу Б. д. С.

от Готфрида Лейбница 251.

Знаменитый и славнейший муж!

Среди прочих достоинств Ваших, о которых разносит славу молва, я слышал также и о Вашей выдающейся опытности в области оптики. Это и побудило меня направить Вам мою маленькую работу, ибо не легко найти лучшего судью в этой области. Прилагаемую статейку, озаглавленную мною Notitia opticae promotae 252, я напечатал с той целью, чтобы было удобнее предоставить ее на суд друзей и всех интересующихся. Я Богословско-политический трактат. 5 41 страница слышал, что в этом деле преуспевает также и высокопочтенный Гудде, я не сомневаюсь, что он очень хорошо Вам известен. Поэтому если Вы доставите мне также и его суждение и благосклонность, то Вы еще более увеличите Ваше благодеяние по отношению ко мне.

О чем идет речь, достаточно излагает сама статейка.

Полагаю, что до Вас уже дошел написанный по-итальянски «Предвестник» иезуита Франциска Ланы 253, где он, между прочим, выдвигает некоторые существенные положения из области диоптрики. Швейцарец Йог. Ольций, еще молодой человек, весьма сведущий в этих вопросах, также опубликовал свои физико-механические размышления о зрении, где он обещает некоторую Богословско-политический трактат. 5 41 страница весьма простую и универсальную машину для полировки стекол всех

560

видов и говорит об открытом им способе собирать все лучи, исходящие из всех точек объекта, в соответствии с числом других точек, — правда, только на известном расстоянии и при известной форме предмета.

Впрочем, то, что я предлагаю, сводится не к тому, чтобы собирать все лучи всех точек, ибо это, насколько до сих пор известно, невозможно при любом расстоянии и любой форме объекта, но лишь к тому, чтобы лучи, исходящие из точек, лежащих вне оптической оси, собирались точно так же, как и лучи, идущие из точек, находящихся на оптической оси, и чтобы благодаря Богословско-политический трактат. 5 41 страница этому отверстия линз могли изготовляться какой угодно величины без ущерба для ясности зрения. Но этот-то вопрос я и представляю на суд Вашей проницательности. Будьте здоровы и не откажите в своей благосклонности, славнейший муж, Вашему ревностному почитателю.

Готфриду Вильгельму Лейбницу

доктору прав и советнику Курфюрста Майнцского

Франкфурт, 5 октября (нового стиля) 1671 г.

Р.S. Если почтите меня ответом, то благороднейший Димербрук (юрист) возьмет на себя (надеюсь, весьма охотно) заботу о доставке его мне. Вероятно, Вы уже видели мою новую физическую гипотезу 254; если нет — не замедлю выслать ее Вам.

ПИСЬМО 46 255

Ученейшему и благороднейшему

мужу Готфриду Лейбницу

д-ру прав и советнику Курфюрста Майнцского

от Б. д. С Богословско-политический трактат. 5 41 страница.

ОТВЕТ НА ПРЕДЫДУЩЕЕ

Ученейший и благороднейший муж!

Статейку, присылкой которой Вы меня почтили, я прочел и в высшей степени благодарен Вам за нее. Сожалею только, что я не мог вполне уразуметь Вашу мысль,

561

хотя она и изложена Вами, как мне кажется, с достаточной ясностью. Поэтому я прошу Вас ответить мне на следующие немногочисленные вопросы: на каком основании Вы полагаете, что отверстия линз следует делать не слишком большими, т.е. находите ли Вы этому какую-нибудь другую причину, кроме той, что лучи, исходящие из одной точки, не собираются вполне точно в другой точке, но на маленьком пространстве, которое называют обыкновенно механической точкой и Богословско-политический трактат. 5 41 страница которое, смотря по отверстию, бывает больше или меньше? Затем спрошу Вас еще о следующем: исправляют ли этот недостаток те линзы, которые Вы называете «всеприемлющими» (pandochae), т.е. достигаем ли мы при посредстве этих линз того, что механическая точка, или то небольшое пространство, куда собираются после преломления лучи, исходящие из одной точки, остается одинаковой по сваей величине, независимо от того, мало ли или велико отверстие? Если это так, то отверстие может быть увеличиваемо по произволу и, следовательно, эта форма стекол будет превосходить все другие, известные мне формы стекол. В противном же случае я не вижу, почему Вы так Богословско-политический трактат. 5 41 страница рекомендуете эти линзы предпочесть обыкновенным. Ведь круглые линзы имеют везде одинаковую ось, а потому, когда мы ими пользуемся, мы можем все точки объекта рассматривать как расположенные на оптической оси. И хотя не все точки объекта находятся на равном расстоянии, но происходящая отсюда разница не может быть ощутительной, когда предметы весьма удалены, потому что при большом отдалении предмета лучи, исходящие из одной и той же точки, могут быть рассматриваемы при своем вступлении в стекло, как параллельные. Однако я полагаю, что когда мы желаем одним взглядом охватить несколько предметов (что бывает в тех случаях, когда мы применяем весьма большие круглые выпуклые Богословско-политический трактат. 5 41 страница линзы), то Ваши линзы могут помочь более отчетливому восприятию всей совокупности этих предметов. Впрочем, я воздержусь от суждения относительно всего этого до тех пор, пока Вы не разъясните мне Вашу мысль более подробно, о чем я убедительно прошу Вас.

Второй экземпляр я послал по Вашему приказанию господину Гудде. Он отвечает мне, что в настоящее время ему некогда рассмотреть Вашу статейку, но что через неделю или две он надеется быть свободнее.

562

«Предвестника» Франциска Ланы я еще не видел, так же как и физико-механических размышлений Йог. Ольция. Но еще более сожалею о том, что мне не пришлось видеть Вашей Богословско-политический трактат. 5 41 страница «Физической гипотезы», которой здесь, в Гааге, вовсе нельзя найти в продаже. Поэтому, если Вы пришлете мне эту работу, Вы доставите мне величайшее удовольствие. Если и я в свою очередь смогу в каком-нибудь отношении услужить Вам, то я не премину воспользоваться первым удобным случаем. Засим остаюсь, славнейший муж, всецело Ваш

Б. Деспиноза

Гаага, 9 ноября 1671 г.

Господин Димербрук не живет здесь, поэтому я принужден послать это письмо с обыкновенной почтой. Но нет сомнения, что у Вас в Гааге найдется какой-нибудь знакомый, который согласится взять на себя заботу о наших письмах. Я хотел бы от Вас узнать имя такого человека, чтобы наши письма могли пересылаться Богословско-политический трактат. 5 41 страница с большим удобством и большей безопасностью. Если до Вас еще не дошел «Богословско-политический трактат» и если только Вам не будет неприятно, я пришлю Вам один экземпляр его. Будьте здоровы.

ПИСЬМО 47 256

Проницательнейшему и знаменитейшему

философу Б. д. С.

от И. Людвига Фабрициуса 257.

Знаменитейший муж!

Мой всемилостивый Государь, Светлейший Курфюрст Пфальцский, поручил мне написать Вам — лицу, мне до сих пор незнакомому, но весьма рекомендованному Светлейшему Князю, — с том, чтобы спросить Вас: согласны ли Вы будете принять на себя должность ординарного профессора философии в его знаменитом университете 258. Годовой оклад назначается Вам такой же, каким пользуются ныне все ординарные профессора.

563

Нигде в ином Богословско-политический трактат. 5 41 страница месте Вы не найдете Государя, в такой мере покровительствующего всем выдающимся людям, к числу которых он причисляет и Вас. Вам будет предоставлена широчайшая свобода философствования, которой — он надеется — Вы не станете злоупотреблять для потрясения основ публично установленной религии. Я со своей стороны охотно взял на себя исполнение поручения мудрейшего Государя. Посему самым настоятельным образом прошу Вас как можно скорее ответить мне. Письмо Ваше передайте или г-ну Гроцию, резиденту Светлейшего Курфюрста в Гааге, или г-ну Гиллесу ван дер Геку для препровождения мне вместе с письмами, посылаемыми ими ко двору, или же воспользуйтесь какой-либо другой оказией, которая покажется Богословско-политический трактат. 5 41 страница Вам наиболее удобной. Прибавлю еще только следующее: если Вы переедете сюда, Вы будете иметь возможность вести приятную и достойную философа жизнь, — если только, вопреки нашим надеждам и ожиданиям, все не обернется иначе. Засим, будьте здоровы и примите привет, славнейший муж, от покорного слуги Вашего

И. Людвига Фабрициуса,

профессора Гейдельбергского университета

и советника Курфюрста Пфальцского

Гейдельберг, 16 февраля 1673 г.

ПИСЬМО 48 259

Славнейшему и благороднейшему

мужу г-ну И. Людвигу Фабрициусу,

профессору Гейдельбергского университета

и советнику Курфюрста Пфальцского

от Б. д. С.

ОТВЕТ НА ПРЕДЫДУЩЕЕ

Славнейший муж!

Если бы я когда-либо стремился занять кафедру на каком-либо факультете, то, конечно, я мог бы желать лишь той, которую Богословско-политический трактат. 5 41 страница мне предлагает через Вас Светлейший Курфюрст Пфальцский, особенно ввиду свободы философ-

564

ствования, предоставляемой мне всемилостивейшим Князем. Не говорю уже о том, что я давно мечтал жить под властью Государя, мудрость которого вызывает всеобщее восхищение. Но так как я никогда не имел намерения выступать на поприще публичного преподавания, то, как долго я ни раздумывал, я не могу побудить себя воспользоваться этим прекрасным случаем. Ибо, во-первых, я думаю, что если бы я занялся обучением юношества, то это отвлекло бы меня от дальнейшей разработки философии; а во-вторых, я не знаю, какими пределами должна ограничиваться предоставляемая мне свобода философствования, чтобы я не вызвал Богословско-политический трактат. 5 41 страница подозрения в посягательстве на публично установленную религию. Ведь раздоры рождаются не столько из пылкой любви к религии, сколько из различия человеческих характеров или из того духа противоречия, в силу которого люди имеют обыкновение искажать и осуждать всё, даже и правильно сказанное. Испытав это уже в моей одинокой жизни, я имею тем большее основание опасаться всего этого по достижении высшего положения. Итак, Вы видите, славнейший муж, что не надежда на какую-либо лучшую участь удерживает меня, но лишь любовь к спокойствию, которое я надеюсь до некоторой степени обеспечить себе воздержанием от публичных лекций. Ввиду всего этого покорнейше прошу Богословско-политический трактат. 5 41 страница Вас попросить Светлейшего Курфюрста, чтобы мне было позволено подумать еще над этим делом, не лишая благосклонности всемилостивейшего Государя, преданнейшим почитателем коего я являюсь. Вы премного обяжете этим, славнейший и благороднейший господин, всецело Вашего

Б. д. С.

Гаага, 30 марта 1673 г.

ПИСЬМО 48bis 260

Отрывки из письма Спинозы

к Яриху Иеллесу

Упомянутый Риувертс, когда я его снова посетил, между прочим, рассказал мне следующее... писем быль найдено больше, чем напечатано, но они не имели существенного значения и потому были сожжены, Однако

565

одно письмо он сохранил у себя, оно лежало у него наверху среди его вещей. В конце концов я его уговорил достать это письмо и показать Богословско-политический трактат. 5 41 страница мне. Это было коротенькое письмо, написанное по-голландски, на пол-листе. Оно было датировано 19-м апреля 1673 г., из Гааги, и адресовано Яриху Иеллесу, который прислал ему свое «Исповедание универсальной христианской веры», прося сообщить ему суждение об этом сочинении.

В этом ответе Спиноза не хвалил его, а только указал ему, что следующее место способно вызвать сомнения: на 5-й странице рукописи сказано, что человек от природы склонен к злу, но что посредством благодати божьей и духа Христова он становится индифферентным к злу и добру. Это противоречиво, ибо тот, кто имеет в себе духа Христова, с необходимостью должен стремиться только к добру 261.

Далее в этом Богословско-политический трактат. 5 41 страница письме Спиноза упоминает о г-не Керкринке 262, враче, которому он давал какое-то поручение в области анатомии.

В конце письма он писал Иеллесу следующее: «Познанную истину» 263 я Вам пришлю, как только г-н Валлон 264 (относительно которого Риувертс уверял, что он был близким другом Спинозы и сделался впоследствии профессором в Лейдене) возвратит мне мою копию; если же он слишком долго будет медлить с этим, то я позабочусь о том, чтобы Вы получили эту вещь через г-на Бронкхорста 265.

Заключение письма гласило: Посылая Вам сердечный привет, остаюсь Вашим преданным слугой

Б. Спиноза.

ПИСЬМО 49 266

Славнейшему мужу

Иоанну Георгу Гревиусу 267

от Б Богословско-политический трактат. 5 41 страница. д. С.

Славнейший муж!

Прошу Вас прислать мне как можно скорее письмо о смерти Декарта 268, которое, как я полагаю, Вы уже давно списали; ибо г-н де В. 269 несколько раз просил меня возвратись ему это письмо. Если бы оно принадлежало

566

мне, я не стал бы торопить Вас. Будьте здоровы, славнейший муж, и не забывайте друга Вашего. Сердечно преданный Вам

Бенедикт Деспиноза.

Гаага, 14 декабря 1673 г.

ПИСЬМО 50 270

Просвещеннейшему и благороднейшему

мужу Яриху Иеллесу

от Б. д. С.

Просвещеннейший муж! 271

Что касается политики, то различие между мною и Гоббсом 272, о котором Вы спрашиваете, состоит в том, что я всегда оставляю в силе естественное право и что Богословско-политический трактат. 5 41 страница, по моему мнению, верховная власть в каком-нибудь государстве имеет не больше прав по отношению к подданным, чем в меру того могущества, которым она превосходит подданного, а это всегда имеет место в естественном состоянии.

Далее, что касается доказательства, которое я развиваю в приложении к моему геометрическому обоснованию «Начал» Декарта, относительно того, что бог может быть назван единым или единственным лишь весьма условно 273, то я отвечаю, что вещь может называться единой или единственной лишь по отношению к своему существованию, а не по отношению к своей сущности, ибо мы мыслим вещи под [категорией] числа только после того, как они подведены под некоторый общий Богословско-политический трактат. 5 41 страница род. Так, например, человек, держащий в руке сестерцию и империал, не подумает о числе «два», если он не имеет возможности назвать их одним и тем же именем, а именно: «монетами» или «деньгами», ибо в этом случае он может утверждать, что имеет две монеты, так как этим именем он обозначает как сестерцию, так и империал. Отсюда явствует, что вещь может называться единой или единственной лишь тогда, когда мы можем представить себе другую вещь, которая (как сказано) сходна с нею. А так как существование бога есть сама его сущность и так как о сущности бога мы не можем образовать универсальной Богословско-политический трактат. 5 41 страница идеи, то ясно, что тот, кто называет бога единым или единственным, не имеет о нем никакой идеи или же говорит это лишь в условном смысле.

567

Что касается того, что фигура есть отрицание, а не нечто положительное 274, то ясно, что материя в целом, рассматриваемая вообще (integra materia indefinite considerata), не может иметь никакой фигуры и что фигура имеет место только в конечных и ограниченных (determinata) телах. Ибо тот, кто говорит, что он перципирует какую-нибудь фигуру, не выражает этим ничего другого, кроме того, что он мыслит некоторую ограниченную (determinata) вещь и то каким образом она ограничена. Стало быть, это ограничение (determinatio) не Богословско-политический трактат. 5 41 страница принадлежит вещи согласно ее бытию (juxta suum esse), но, напротив того, оно есть небытие (non esse) этой вещи. Так как, следовательно, фигура есть не что иное, как ограничение (determinatio), а ограничение есть отрицание (determinatio negatio est) 275, то она, как сказано, не может быть ничем иным, как отрицанием.

Книгу, написанную против меня утрехтским профессором и появившуюся в свет после его смерти 276, я видел выставленною в окне лавки одного книгопродавца и из того немногого, что успел прочесть в ней, убедился, что она не заслуживает не только ответа на нее, но и того, чтобы ее прочитали. Поэтому я и Богословско-политический трактат. 5 41 страница оставил в покое как книгу, так и ее автора, подумав с усмешкой о том, что люди, наиболее невежественные, обыкновенно обнаруживают наибольшую смелость и готовность к писанию книг. Невольно приходит в голову, что**** 277? выставляют свой товар как лавочники, которые имеют обыкновение показывать сначала то, что похуже. Они говорят о лукавстве дьявола, а мне так кажется, что эти люди в лукавстве далеко превосходят дьявола. Будьте здоровы.

Гаага, 2 июня 1674 г.

П И С Ь М О 51 278

Проницательнейшему философу

Б. д. С.

от Гуго Бокселя 279.

Славнейший муж!

Причина, побуждающая меня писать Вам это письмо, заключается в желании узнать Ваше мнение относительно видений и привидений Богословско-политический трактат. 5 41 страница или домовых, а если таковые

568

существуют, то и относительно того, что они собой представляют и как долго продолжается их жизнь (ибо одни считают их бессмертными, другие же — смертными). Впрочем, сомневаясь насчет того, допускаете ли Вы их существование, не стану далее распространяться на эту тему. Несомненно, однако, что древние верили в их существование, да и нынешние теологи и философы всё еще признают существование такого рода созданий, хотя и не сходятся в вопросе об их сущности. Некоторые утверждают, что они состоят из особой тончайшей и нежнейшей материи; другие же считают их духовными. Впрочем (как я уже сказал), в мнении на этот счет мы с Вами Богословско-политический трактат. 5 41 страница сильно расходимся, ибо я сомневаюсь, чтобы Вы допускали существование привидений, хотя Вы, конечно, знаете, что древность дает весьма много примеров и историй этого рода, отрицать которые или сомневаться в которых было бы трудно. Во всяком случае не подлежит сомнению, что если даже Вы и допускаете существование привидений, то Вы не думаете, чтобы некоторые из них были душами покойников, как того хотят защитники римской веры.

На этом кончаю письмо в ожидании Вашего ответа. Не говорю ничего ни о войне 280, ни о разных слухах, потому что мы живем в такие времена, и т.д. Будьте здоровы.

14 сентября 1674 г.

ПИСЬМО 52 281

Славнейшему и Богословско-политический трактат. 5 41 страница благоразумнейшему

мужу Гуго Бокселю

от Б. д. С.

ОТВЕТ НА ПРЕДЫДУЩЕЕ

Славнейший муж!

Письмо Ваше, полученное мною вчера, было мне в высшей степени приятно, как потому, что я уже давно жаждал получить о Вас какое-нибудь известие, так и потому, что увидел из него, что Вы еще меня не совсем забыли. Быть может, другие сочли бы за дурное предзнаменование то обстоятельство, что поводом для Вашего

569

письма ко мне явились духи или привидения, однако я, напротив того, замечаю в этом нечто большее, полагая, что не только истинные вещи, но и пустяки и фантазии (imaginationes) могут послужить мне на пользу.

Однако вопрос о Богословско-политический трактат. 5 41 страница том, существуют ли привидения, призраки и фантазии (imaginationes), мы лучше оставим; ибо Вам, как человеку убежденному рассказами древних и современных авторов, кажется странным не только отрицать, но даже и подвергать сомнению их бытие. Глубокое уважение и почтение, которые я всегда питал и продолжаю питать к Вам, не позволяют мне противоречить вам, а еще менее льстить Вам. Поэтому средство, к которому я думаю прибегнуть, состоит в том 282, чтобы Вы указали мне из всех прочитанных Вами рассказов один или два, наименее сомнительных, которые бы яснее всего доказывали существование привидений. Ибо, говоря по правде, мне никогда еще не приходилось читать ни одного достойного Богословско-политический трактат. 5 41 страница доверия автора, который с достаточной ясностью показывал бы их существование. Мне до сих пор неизвестно также и то, что они такое, и никто никогда не мог мне сказать этого. Между тем несомненно, что о вещи, которую [согласно рассказам] столь ясно показывает опыт, мы должны были бы знать, что она такое, иначе едва ли возможно из какого-нибудь рассказа вывести то заключение, что существуют привидения; можно сделать лишь то заключение, что существует нечто, но что никто не знает, что это такое. Если философы пожелают назвать привидениями то, что нам неизвестно, то я не смогу отрицать их, ибо существует Богословско-политический трактат. 5 41 страница бесконечно много таких вещей, о которых я не имею никакого знания.

Наконец, славнейший муж, прежде чем я приступлю к дальнейшему изложению моих взглядов на этот предмет, я прошу [Вас]: скажите мне, пожалуйста, что такое эти привидения или духи? Что это дети, глупцы или сумасшедшие? Ибо то, что мне приходилось слышать о них, приличествует скорее безумцам, чем людям здравомыслящим, и, в самом лучшем случае, походит не более, как на шалости детей и на забавы глупцов.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentatqfmjp.html
documentatqfttx.html
documentatqgbef.html
documentatqgion.html
documentatqgpyv.html
Документ Богословско-политический трактат. 5 41 страница